КАРЕЛЫ ВЕПСЫРУССКИЕ ФИННЫ
Рейтинг@Mail.ru

Золотой век японской графики

| Нет комментариев

Когда-то в юности мне встретилась в одном из популярных журналов (судя по формату то ли в «Смене», то ли в «Огоньке») удивительная иллюстрация, запомнившаяся на всю оставшуюся жизнь. Огромная волна словно плеснула пеной в лицо смотрящему. Запомнилось и имя автора: Кацусика Хокусай.

С этого момента пошёл отсчёт интереса к японской культуре в целом, к японской графике и поэзии в частности.

Например, явная ассоциация с японским пятистишием, танка («короткая песня»):

Море закрыло

Пенным крылом горизонт.

Соли хлебнула…

Нет под ногами земли.

Морю отдамся навек…

Или с японскими трёхстишиями хокку (хайку):

Бушует морской простор!

Далеко, до острова Садо

Стелется Млечный Путь.

* * *

Весеннее море –

Колышутся, холмятся волны

Целыми днями.

* * *

Хайку о море 

Вспомню, и вновь на губах

Привкус солёный...

Таких живописных «морских» воспоминаний в жизни было несколько. Далёкое детское, связанное с Айвазовским, логически завершилось в картинной галерее Феодосии. Юношеский восторг перед Чюрлёнисом – в музее художника в Каунасе, где всё соединилось: музыка, подлинники шедевров и солнечные лучи «бабьего» лета за окном…
 
А «Большая волна в Канагаве» Хокусая, вздыбившаяся в причудливом порыве, долгое время оставалась только одним из наиболее тиражируемых образов, встречающемся в самых неожиданных местах: логотипы, уличные скульптуры, обложки изданий…
 
Но всё-таки закольцовка пристрастий случилась. В городском выставочном зале Петрозаводска экспонировалась выставка «Золотой век японской графики». Ксилографии (гравюры, отпечатанные с деревянных брусков) из частных европейских собраний. 

         

«Укиё-э» – такое название носит графика эпохи Эдо (XVII – первой половины XIX веков). В переводе звучит как «картины изменчивого мира». Она неразрывно связана с японской поэзией, главное в которой – передать мгновение. Такое, через которое раскрывается всё.
 
Расцвет укиё-э тесно связан с периодом возвышения Эдо (так в ту пору назывался современный Токио). Эдо быстро разрастался, это способствовало появлению нового японского сословия горожан. Именно они и были основной целевой аудиторией недорогих гравюр, которые мог позволить себе каждый житель: стоимость гравюры в то время была сопоставима с ценой чашки лапши. Невероятно, но факт: гравюры, которыми в свое время очаровывались модные европейские художники, в которых черпали вдохновение импрессионисты, перенимая новые способы выразительности, сами японцы даже не считали произведениями искусства. Возможно, благодаря именно этому обстоятельству, сегодня выставка, колесящая по городам и весям России, добралась до нашего города.

          

В любом случае, спасибо городскому выставочному залу за доставленную радость.

Работы удивляли композицией, по-особому изящной. Необычное сочетание цветов и оттенков, лаконичных и насыщенных одновременно. На гравюрах разворачивается и своеобразная иллюстрированная энциклопедия жизни эдосцев, и изображения птиц, рыб и цветов, занимающих почётное место в японской ксилографии, и, наконец, уникальные японские пейзажи, отражающие вечную и постоянно меняющуюся жизнь природы.

Выставка закончилась, но желание поделиться впечатлениями о ней осталось. Поэтому предлагаем вам полистать Электронное издание «Золотой век японской графики», собравшее целую серию информационных плакатов, просто и доступно погружающих посетителя выставки в нюансы японской культуры. Смелее открывайте его по предложенной ссылке. Увеличение происходит при щелчке мышкой по иконке со знаком +.

В завершение ловите мгновения ускользающего мира вместе с авторами укиё-э. Останавливайте и продолжайте слайдшоу при необходимости щелчком мыши.

Вы должны загрузить flashplayer чтобы просмотреть видео.

Справка

Кацусика Хокусай (21 октября 1760, Эдо (сейчас Токио) – 10 мая 1849, там же), один из наиболее известных японских художников направления укиё-э, гравюры которого отличаются философским взглядом на мир в целом и пристальным вниманием к деталям в частности, на смертном одре сожалел лишь о том, что небеса не накинули ему еще хотя бы десяток лет: «Или хотя бы еще пять… Тогда я бы мог стать настоящим художником».

Источник 

 

Комментировать


Введите изображённые на картинке символы.