КАРЕЛЫ ВЕПСЫРУССКИЕ ФИННЫ
Рейтинг@Mail.ru

Успение Святой Богородицы в Ондозере

| Комментариев: 3

Замечательным материалом для публикации поделился с нами Евгений Иванович Клементьев, старший научный сотрудник Сектора этнологии Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН, кандидат исторических наук, заслуженный деятель науки Республики Карелия. 

 

 

Он родился в карельской деревне Ондозеро. Сегодня - это поселок в Муезерском районе.


Фото 1950 года из семейного архива
 

Евгений Иванович записал воспоминания его собственные и его родственницы Галины Леонтьевны Вороновой о том, как проходили праздники в деревне Ондозеро во времена их детства и юности, т.е. в довоенные времена.  С глубокой благодарностью и особой бережностью мы относимся к текстам, написанным специально для нашего интернет-проекта. 

 
Фото 1949 года
из семейного
архива

Сегодняшнее Ондозеро посетитель сайта сможет увидеть на фотографиях из фонда Муезерской центральной районной межпоселенческой библиотеки.

Растем, растем…

 

До войны деревня Однозеро – среднее по числу жителей поселение с преимущественно карельским населением. В 1926 году деревня была центром Ондозерского сельского Совета Ругозерского  района. По данным Всероссийской переписи населения в деревне проживало в ней 211 человек (95 мужчин и 116 женщин), в том числе 209 карел и 2 русских. В деревне насчитывалось 45 крестьянских и 2 некрестьянских хозяйства.

К 1933 году численность жителей увеличилась до 263 человек, в том числе стало 122 мужчины и 141 женщина. Некоторые изменения произошли и в национальном составе: наряду с карелами (250 человек), здесь проживали  русские (7 человек) и финны (6 человек).

    Судя по количеству домов в деревне накануне войны  (45), примерному размеру средней семьи численность населения продолжала увеличиваться. Дом, как правило, принадлежал одной большой семье. Фактически в одном доме проживали две семьи братьев, но хозяйство они вели обычно одно общее. По численности семьи были разные. В трех самых больших семьях насчитывалось от 7 до 11 человек (Романовых, Прохоровых, Макаровых). Иногда в составе семьи проживали старые дядя или тётя. Было в деревне и несколько одиночек.

Накануне праздника

С незапамятных времен жители деревни 28 августа отмечают православный праздник Успение Святой Богородицы. К празднику начинали готовиться за несколько дней: убирали территорию вокруг дома от мусора, наводили порядок в хозяйственных постройках (хлеву, на чердаке). Тщательно убирали амбары, где гостям готовили спальные места, ставя в ряд кровати с постельными принадлежностями. Все ондозерские амбары строились на столбах. Накануне праздника делали, как теперь говорят, генеральную уборку в доме: мыли потолки, сени. Полы, посыпанные озерным песком и окропленные водой, натирали  голиком до белизны. Следила за уборкой хозяйка (emändä). Чистоту вымытого пола она могла проверить чистым полотенцем.

Праздничные гости

Накануне (чаще) или в день праздника приезжали родственники из деревни Коргуба (Korbilaksi), села  Ругозера (Rugarvi), хуторов – Евжозеро (Moina), Щучья гора (Haugi vaara),  Унусозеро (Unusdjarvi), Конду (Kondu), Калливо лакси (Kallivo laksi), более отдаленных деревень – Кучезера (Kučarvi), Кузнаволока (Kuužiniemi), Шалговаар (Shalgоvaara), Муезера (Muujarvi), Мергубы (Meru), Венги горы (Vengi), Онигмы (Onihma), Сяргозера (Särgärvi). Из Конду, Калливо лакси плыли на лодках, из остальных хуторов – пешком. Из Кучезера часть пути преодолевали пешком (от Кучезера до Конду), остальную – на лодке по озеру Ондозеро. Из других мест приезжали на четырех колесных телегах, иногда на тарантасах. Обычное явление – приезд на праздник до 100 чел. Это были многочисленные родственники по отцовской или материнской линии.
Так как поддержание регулярных межселенных связей было нормой, ондозерцы в свою очередь посещали близких и дальних родственников тех деревень, где отмечался тот или иной православный праздник. Поздней осенью и зимой, обычно в феврале-марте, ондозерские девушки традиционно гостили у тетушек по 5-10 дней.  Здесь они принимали участие в вечеринках (бесёдах), если это допускалось возрастом, заводя новых друзей, знакомых, а нередко и суженных. 
Такими регулярными визитами поддерживались и родственные, и межселенные связи, обеспечивая устойчивую сохранность традиций, обычаев и норм поведения. Праздники в больших поселениях, как об этом справедливо писал финский исследователь  Х. Инха, нередко превращались в «ярмарки невест».

Ассортимент праздничных блюд

На праздник готовили множество различных блюд карельской кухни.
На первое, как правило, готовили мясной суп из баранины. Мясо из супа слегка подсоленное было вторым блюдом. На первое могли сварить уху из сигов, крупных окуней. Как горячее и холодное кушанье на завтрак, обед, ужин могли подавать рыбу, залитую молоком с добавлением сливочного масла. Таким образом подготовленную рыбу запаривали в русской печи. Это блюдо и поныне называют «рыба по-карельски».
Обязательное праздничное блюдо – четырехугольной или продолговатой формы рыбник из щуки, окуня или леща. Традиционная деревенская выпечка – калитки ячневые, пшенные, картофельные, творожные, ягодные (из черники и голубики), ячневые лепёшки, пирог из репы –  готовилась в большом количестве. На праздничном столе, как правило, красовался большой полукруглой формы  «косовик». Косовик готовили так: на одну половину лепешки из теста укладывали несколько испеченных блинов с пшенной кашей, затем блины сворачивали пополам, а сверху накрывали второй лепешкой. Края нижней и верхней  лепешек соединяли прищипыванием. Пекли блины, сканцы, начиненные жидкой ячневой кашей. Вся выпечка обильно смазывалась маслом. Оладьи из белой муки считались деликатесом и подавались на праздничный стол лишь в состоятельных семьях. Покупные крендели могли купить немногие. Чай пили обычно с пареным молоком или без молока. Сахар был большим лакомством, поэтому его кололи на мелкие кусочки. Минимально на  празднике употреблялась водка. Ни браги, ни пива не готовили. Поэтому на праздничном обеде или ужине песен не пели. Для пения выбирали другое время и место.

Песенная традиция

Ондозерцы знали множество русских песен, в том числе народных, хотя многие и не владели русским языком. Песни нередко «привозили» с заонежских ярмарок, разучивали от приехавших на праздник гостей.  В довоенные годы довольно часто исполнялись песни о гражданской войне.
Однажды Тамара Всеволодовна Краснопольская спросила меня: «Пели ли в Ондозере русские народные песни и песни довоенных времен?». Стал вспоминать и записывать какие песни пелись в деревне до войны (по воспоминаниям родственников) и в первые послевоенные годы. В списке оказалось более 20 песен. Список отправил Галине Леонтьевне Вороновой (1929 г.р.). Дополненный список «перевалил» за 40 наименований или первых строк песни.
На празднике песни пели обычно без сопровождения гармони. Исполняли песни, рассаживаясь на ступеньках высокого крыльца или на завалинках. Запевалами среди женщин слыли сестры Васильевы Дарья Ивановна и Мария Ивановна, Клементьева Мария Николаевна,  Клементьева Лидия Егоровна, Уткина Мария Николаевна, Шунниева Анна Захаровна, среди мужчин хорошими голосами обладали Клементьев Иван Николаевич, Никитин Леонтий Тимофеевич, Осипов Николай Андреевич, Романов Иван Никитич. У каждого запевалы была «своя» песня. Так, например, карелы среднего поколения Романов И. Н. и Клементьев И. Н. любили петь песню «Над серебряной рекой, над златым песочком…», более молодые, к примеру, Яков Иванович Романов советские песни «Там, вдали за рекой зажигались огни». В моде была и песня «Прокати-ка, Ванюша (Петруша), на тракторе, за околицу нас прокати…». В праздничный день исполнялось много частушек. Мужчины могли позволить себе петь частушки «с картинками».

Танцы. Игры.

Танцы, игры проводились по половозрастному принципу.
Девушки, юноши, посещающие вечеринки, имели право вместе с замужними женщинами и женатыми мужчинами принимать участие в танцах – играть кадрили, танцевать лансье, краковяк. Яблочко также считалось танцем. Русский перепляс исполнялся или в одиночку, или в «соревновании» молодого парня и девушки, взрослых  мужчины и женщины. 
Танцевали, если была хорошая погоды, на улице на специально отведенном месте (земляной площадке) в центре деревни. Главный праздничный танец кадриль исполняли в течение дня множество раз. На некоторые праздники Успенья  в деревню приезжало так много гостей, что в одной кадрили принимали участие до 20 пар – 10 пар с одной стороны и 10 пар с противоположной. Кадриль танцевали под гармонь или исполняли быстрее русские народные песни, например, 
«По улице по широкой, по улице по широкой, мил похаживал,
На мое светло окошко, на мое светло окошко часто взглядывал…»;
«Светит месяц, светит ясный, светит белая луна…»; 
 «Раскрасавица, девица, расскажи-ка, белолица….».
Часто исполнялся перевод русской песни  «Раскрасавица, девица, расскажи-ка, белолица….» на карельский язык:
Rushkia neičyt, valgia neičyt, šano sinä, šano sinä,  
Konša ba  meilä gostät tullah, gostät tullah…
Перед началом очередной фигуры кадрили громко объявлялось, например, «Третью!».  По мере исполнения одной фигуры кадрили за другой темп танца нарастал.
Для девушек, имеющих право участвовать в танцах,  танцы были поводом показать свои наряды, славутность, удаль, танцевальное мастерство. Сарафаны шились из покупного в местной лавке или привозимого из заонежских ярмарок ситца, гаруса, шелка.  В косы девушки вплетали две ленты, подвязывая их концы бантиком. В моде была и так называемая «пара» – юбка с кофтой.
Представьте себе ярко расцвеченную женскими и мужскими нарядами игровую площадку, кружащихся в вихре танца пар, кавалеров-мужчин одетых обычно в белые косоворотки, молодых мужчин, подпоясанных ремнем. Те, кто постарше подпоясывались покупным красивым кушаком со свисающими кисточками, более состоятельные молодые парни одевали шелковые косоворотки. В шитые деревенскими сапоги мужчин под стелькой обычно укладывалась береста. Такие сапоги при движении поскрипывали, как говорили, для «форса». Прокладка имела и практическое назначение – сапоги быстрее сохли и сохранялись более длительное время.
За каждым движением танцующих пристально следили сидящие и стоящие вокруг площадки многочисленные зеваки, обсуждавшие каждую пару, их танцевальное мастерство. В течение дня девушки меняли свои наряды на новые несколько раз. В ненастные дни танцы проводили в ригах или сараях, тщательно убранных накануне праздника.
Девочки-подростки вместе с мальчишками-подростками обычно играли в известную многим народам Севера лапту команда на команду. Играли так же знакомый многим и ныне «кислый круг».
Популярностью пользовалась у девушек игра «херавой» («жидкое масло»). Откуда появилось столь необычное название игры – неизвестно).  Для игры выбиралась ровная площадка (обычно на дороге), делалось несколько лунок (по числу игроков), в которую свободно мог уместиться мячик. Каждая ямка объявлялась именной. Считалкой, типа «На златом крыльце сидели …», определяли водящего. Водящий должен был стоять на определенном расстоянии от лунок. Его задача состояла в том, чтобы катящимся по земле мячиком попасть в определенную лунку. В чью лунку закатывался мяч, тот должен был быстро схватить его и попасть в любого участника игры, который становился новым водящим. Веселые окрики, возгласы, смех, улюлюкания присутствующих сопровождали каждое удачное игровое действие.
Девочки и мальчики младшего возраста играли в «коло» – аналогичную русской игре в прятки.
В «рitkä peito»  («длинная игра») обычно молодежь играла ближе к вечеру. Это были своеобразные прятки, когда водящий, выбранный считалкой, считал до определенного числа, а участники игры разбегались, прячась кто куда. Заранее обговаривалась территория пряток. Водящему следовала найти каждого игрока, назвать его по имени и отметить («застукать») его в строго определенном месте. Только после того, как он «застукивал» всех игроков, новым водящим становился первый «застуканный». Часто предусматривался такой вариант: если последний игрок раньше водящего прибегал к месту «стука», водящему приходилось начинать игру сначала.
Взрослые мужчины как женатые, так и холостые, не участвующие в танцах, играли в городки. Длина биты была примерно 70-80 см, высота/длина рюхи обычно  до 12 см. При игре в городки использовалось 5 рюх. Играли один на один, пара против другой пары, при большом количестве игроков – команда на команду, но обычно не более 4 человек в команде. Городок имел форму квадрата размером примерно 80 на 80 см, что позволяло одной битой выбить все рюхи, если они ставились по всей первой черте городка. Заранее договаривались, что должен/должны были исполнить проигравший/проигравшие.
Традиционными фигурами в довоенные годы были: «солдаты», когда рюхи выставлялись по передней черте городка, остальные фигуры - «дедка в колодце», «бабка в окошке», «серп», «змея», «гусь», «утка с утятами», «рак», «паровоз», «паровоз с вагонами» – на передней черте посередине городка.
Завершалась игра двумя фигурами – «кучей пьяных мужиков» (3 рюхи ставились в центре городка стоя, одна наискось и одна лежа) и «письмом», когда 4 рюхи устанавливались лежа наискось к углу городка и одна рюха лежа в центре городка
В послевоенные годы «бабку в колодце» стали называть «пулеметное гнездо», змею – «зигзагом». Появились и новые фигуры: два «пулемёта»  по краю передней черты в некотором удалении одна от другой (одна лежащая рюха и наискось на ней другая в сторону бьющего) с «часовым» между «пулеметами», «зенитки», с таким же расположением фигур по черте, когда на стоящую рюху в сторону бьющего укладывалась рюха, а в середине – «часовой». Еще одна новая фигура – «танк», когда на пару лежащих рядом рюх,  устанавливалась пятая рюха – «ствол танка пулемёта», «самолет», который легко каждому представить.
Победившая сторона завершала игру выкриком «Лошади! Лошади!». Это означало, что побежденный должен был, стоя на черте городка, наклониться и опираясь на  биту изображать «лошадь». Победитель садился на него «верхом», бросая биту в  выставленную городошную фигуру. Такие действа проводил каждый победитель с каждым побежденным. Обычно после первых же «лошадей» начиналась новая игра новых команд. Если таковых не было, победители и побежденные возобновляли новую игру.
Другая традиционная игра с рюхой – так называемая «корьяла». Водящего выбирали так: игроки выстраивались в одну линию и бросали биту в воздух так, чтобы она, сделав  несколько оборотов, падала на землю ручкой к владельцу биты. У кого бита падала в противоположную сторону, становился водящим.  Все игроки стояли вдоль лежащего на земле бревна толщиной от 15 до 20 см и длиной примерно 3-4 метра, постукивая битами.
Водящему следовало подбрасывать рюху в воздух на высоту примерно 1,5 метра, а игроки поочередно в лёт должны были попасть в рюху. Если удар был неудачным, а водящий раньше его успевал схватить рюху, то получал шанс с места подбора рюхи попасть в лежащую биту. В случае успеха, водящий менялся.
Так продолжалось до тех пор, пока один из игроков не попадал в летящую рюху.  В этом случае подобравшие биты начинали, бросая битой, гнать  рюху  до тех пор, пока водящий не успевал схватить рюху. Все игроки быстро бежали к лежащему бревну – одни (бьющие), чтобы защитить бревно, водящий, чтобы рюхой попасть в бревно. Как только первый бьющий касался битой бревна, все останавливались. С места остановки водящий должен был попасть рюхой в бревно, а защищающие бревно – отбить рюху. Если водящий попадал в бревно, он имел право выбрать нового водящего. При неудачной попытке водящего попасть в бревно игра возобновлялась.
В танцах, различных играх участвовали практически все жители деревни, гости. Повсюду слышался смех звучали возгласы в честь победителя/победителей, не умолкая играли гармони. Перед самой войной появились балалайки, прекрасно играл на мандолине приехавший в Ондозеро учитель начальных классов русский Шуттиев Семён Данилович. Завершался праздник гулянием молодых пар за околицей. Праздничное время летело, как говорили односельчане, как птица…

Гостить долго не было принято – уезжали гости с утра после праздника. Уезжающие традиционно напоминали ондозерцам, что и у них в деревне такого-то числа и месяца тоже праздник. Приглашения принимали с благодарностью. На прощанье многократно обнимались, но никогда не целовались, прося непременно навестить родню, а  в зимнее свободное время – отправить в адьво (т.е. погостить) племянниц, которых они всегда были рады приветить. 

Праздник Успения Святой Богородицы в Ондозере сегодня

   
 
   

Комментариев: 3

Была в прошлом году на празднике Успение Святой Богородицы в Ондозере.

СПАСИБО. Интересная ннфа. Наш дом, огород, баня на фото;)

Большое спасибо за столь содержательную публикацию. Очень интересно было узнать про игры, в которые играла ранее в Ондозере молодёжь. Действительно русские народные песни в бывшей Ругозерской волости были популярны и их распевание было обычным делом, хотя зачастую по крайней мере в начале 20 века певец или певица не понимали смысла распеваемой песни из за незнания или слабого владения русским языком.

Комментировать


Введите изображённые на картинке символы.

Последние записи

Последние комментарии

Валентина: Была в прошлом году на празднике Успение Святой Богородицы в читать дальше
Илья РОМАНОВ: СПАСИБО. Интересная ннфа. Наш дом, огород, баня на фото;) читать дальше
boikkoi: Большое спасибо за столь содержательную публикацию. Очень интересно было узнать читать дальше